Главная » Статьи » Мои статьи

ВЕК КИНО. БРОНЕНОСЕЦ «ПОТЕМКИН»

ВЕК КИНО. БРОНЕНОСЕЦ «ПОТЕМКИН». 

ИСТОРИЯ

Броненосец "Князь Потемкин Таврический" был одним из лучших русских военных кораблей. Он вступил в строй в 1904 году. Броненосец имел водоизмещение 42,5 тыс. т, скорость хода 16 узлов и был вооружен 4 305-мм орудиями, 16 152-мм орудиями, 24 орудиями более мелких калибров и 5 торпедными аппаратами. Экипаж "Потемкина" состоял из 731 офицера и матроса. Восстание вспыхнуло 14(27) июня 1905 года, когда матросы отказались есть борщ, сваренный на тухлом, червивом мясе. Злосчастное мясо закупил кто-то из офицеров, немало нажившись на этом. Старший офицер Гиляровский приказал арестовать группу моряков. Он надеялся угрозой расстрела заставить команду повиноваться. Однако команда во главе с большевиком матросом Григорием Вакуленчуком освободила арестованных товарищей. В завязавшейся схватке Вакуленчук был смертельно ранен Гиляровским, но последний тоже был убит. Вместо Вакуленчука восстание возглавил унтер-офицер Афанасий Матюшенко. Взбунтовавшиеся матросы убили командира корабля капитана I ранга Голикова, судового врача, ранее заявившего, что злосчастное мясо соответствует санитарным нормам, и еще нескольких офицеров, а остальных арестовали. Восстание продолжалось 11 дней. К "Потемкину" присоединился миноносец # 267, где, правда, обошлось без кровопролития. 15 июня Николай II записал в дневнике: "Получил ошеломляющее известие из Одессы о том, что команда пришедшего туда броненосца "Князь Потемкин Таврический" взбунтовалась, перебила офицеров и овладела судном, угрожая беспорядками в городе. Просто не верится". Поверить пришлось, когда появление мятежного крейсера под красным флагом в Одессе и похороны 16 июня погибшего Вакуленчука вызвали мощную антиправительственную демонстрацию, расстрелянную войсками. Потемкинцы в ответ дали несколько артиллерийских выстрелов по административным зданиям в центре города, но десант высаживать не рискнули – в Одессе было слишком много верных правительству войск. "Потемкин" был блокирован другими кораблями эскадры, но офицеры, зная о ненадежности экипажей, не рискнули открыть по нему огонь. "Потемкин" и миноносец # 267 проследовали в Румынию, чтобы пополнить там запасы угля и продовольствия. К ним присоединился броненосец "Георгий Победоносец", команда которого поддержала требования восставших. Однако офицерам удалось посадить "Георгия Победоносца" на мель и сдать его властям. "Потемкин" же 18 июня прибыл в румынский порт Констанца. Там восставшие матросы выпустили обращение "Ко всему цивилизованному миру", где требовали немедленного прекращения русско-японской войны, свержения самодержавия и созыва Всероссийского Учредительного собрания. В другом воззвании, "Ко всем европейским державам", потемкинцы отвергали обвинения в том, что они являются пиратами, как их называло царское правительство. В Констанце пополнить запасы не удалось. "Потемкин" и миноносец # 267 ушли в Феодосию, а когда не удалось и там разжиться провиантом и топливом, 25 июня вернулись в Констанцу и сдались румынским властям. Броненосец был возвращен в Россию и получил новое название – "Св. Пантелеймон". Броненосец «Потемкин» не был единственным мятежным кораблем. Вскоре на Черном море произошло еще одно восстание, в центре которого оказался недостроенный крейсер "Очаков" и его революционный командир лейтенант Шмидт. "Очаков" был спущен на воду в 1902 году, но к моменту восстания в ноябре 1905 года работы на нем еще не были завершены и большая часть вооружения не была установлена. "Очаков" имел водоизмещение 6645 т и был вооружен 12 152-мм орудиями и еще 22 орудиями более мелкого калибра. К моменту восстания экипаж крейсера составлял 380 человек. Напряженные отношения командного состава с матросами, требовавшими улучшения бытовых условий и прекращения рукоприкладства, привели к тому, что 13(26) ноября экипаж прогнал офицеров с борта крейсера. Крупные морские мятежи случались не только в российском флоте. Так, в апреле 1797 года произошло восстание на базе британского флота в Спитхеде, перекинувшееся и на другие базы. Моряки протестовали против скверных условий быта, как в плавании, так и на берегу, и издевательств со стороны офицеров. В августе восстание было жестоко подавлено, а зачинщики казнены. Однако условия морской службы в результате значительно улучшились, моряков стали гораздо лучше кормить, а офицерам запретили пускать в ход кулаки по всякому поводу. В итоге британский флот одержал блестящие победы над французами в 1798 году при Абукире и в 1805 году при Трафальгаре.
3 ноября 1918 года, в последние дни Первой мировой войны, восстал германский флот в порту Киль. Немецкие адмиралы втайне от правительства, уже искавшего перемирия и считавшегося в военных верхах едва ли не "социалистическим", собирались вывести свой Флот Открытого моря для сражения с британским "Гранд-флитом". Матросам не хотелось умирать в дни, когда война заканчивалась, а поражение Германии после крушения Западного фронта было предрешено. 30 октября экипажи линкоров "Тюрингия" и "Гельголанд" отказались идти навстречу британскому флоту. Они считали, что этот бессмысленный поход противоречит линии правительства принца Макса Баденского на мир. В конце концов, сохранившие верность присяги команды кораблей навели орудия на мятежников и заставили их 1 ноября вернуться в Киль. Более тысячи матросов было арестовано. Но сразу же развернулись выступления моряков на берегу, положившие начало Ноябрьской революции. 3 ноября мирная демонстрация матросов, требовавших освобождения своих товарищей, была расстреляна военным патрулем. Было убито 9 и ранено 29 человек. В ответ один из матросов застрелил лейтенанта, командовавшего патрулем. Солдат разоружили. На следующий день матросы избрали свои Советы. На всех кораблях, кроме одного, ушедшего в море, были подняты красные флаги. Арестованные матросы были освобождены.
Переосмысление многих фактов российской истории не обошло и трагедию мятежного броненосца. В последнее время появилось несколько версий подлинных причин мятежа на «Потемкине», среди которых есть и версия о роковой ошибке экипажа и хитром замысле царского правительства, спровоцировавшего мятеж с целью обезопасить всю Черноморскую эскадру от революционных выступлений. Версия эта основана на рассказе матроса Алексеева, лично участвовавшего в восстании: «Никто из начальства не знал, что на броненосце "Потемкин" развернулась широкая деятельность революционной группы моряков. Начальство относилось к нам очень строго и чуть что сажало в карцер, било в морду и т.д. ...
Было вынесено решение – после проведения практического плавания, когда соберется вся эскадра, поднять восстание, офицерство выбросить за борт, захватить в свои руки оружие и т.д., а затем начать наступление на центральные города для свержения царского правительства... Но царское правительство спровоцировало матросов, и они вынуждены были выступить раньше срока...
12 июня мы остановились в Севастополе... На броненосце не было провизии, и необходимо было съездить на берег для того, чтобы купить мясо и овощи. Эти продукты можно было купить в ближайшем городе, но офицеры хотели поехать только в Одессу для того, чтобы иметь возможность погулять на наши деньги в ресторанах. Поскольку на броненосце знали, что я из Одессы, то меня командировали вместе с офицером и врачом за покупкой провизии...
Я их повел на Греческий базар. Там мы нашли две открытые лавки, которые продавали мясо. В одной лавке мы нашли мясо хорошее, но его было мало и хватило бы только для офицеров. Во второй лавке мяса было больше, но зато мясо было несвежее и имело душок. Мясник сказал, что это мясо можно есть и что другого мяса мы нигде не достанем. Заплатили за мясо и начали грузить в повозку. Я подошел к доктору и сказал: "Ваше благородие, мясо недоброкачественное, наши матросы будут бузить". Он на меня страшно раскричался... Это мясо мы свезли на берег и поехали обратно к броненосцу. Мясо всю ночь отмачивали на кухне для того, чтобы оно не имело такого запаха. Как только я приехал на корабль, я сейчас же сообщил матросам, что мясо привезли недоброкачественное – вонючее, с червями. Я предупреждал матросов, чтобы они никакого шума из-за этого не поднимали и не срывали плана, который у нас был составлен...
Мы напечатали на восковке специальную летучку с предупреждением, чтобы ни один товарищ не выступал по этому поводу и чтобы никто не ел...

Как только офицеры увидели, что никто не обедает, они начали волноваться. Об этом доложили командиру. Командование рассвирепело и приказало всем матросам немедленно явиться на палубу. На матросов накинулись с такой фразой: "Мерзавцы, почему борщ не хотите кушать?!" Сюда же вызвали нашего врача Смирнова... Ему принесли процеженный борщ, он попробовал и сказал, что борщ хороший и его можно кушать. Тогда к нам обратились с таким требованием: кто хочет быть дисциплинированным, то пусть ест борщ и переходит на другую сторону, никто из матросов не двигался...
Командир Голиков сказал матросам: "Если вы, мерзавцы, не будете кушать борщ, не будете повиноваться, я вас направлю туда (и он показал вверх рукою на реи). Вы знаете, что я ваш командир, я вас помилую, и я вас накажу". И после этого матросы отказались обедать. Тогда командир передал через старшего офицера Гиляровского распоряжение о том, чтобы прислали караул. Явился боевой караул и выстроился напротив нас. Караулу приказали взвести винтовки на нас. Командир Голиков обратился к матросам: "Если вы не будете слушаться, если вы не будете кушать борщ, то я накормлю свинцовыми пулями". Ответа не последовало. Тогда Гиляровский приказал караулу: "Пли! Выстрела со стороны караула не последовало. Тогда Гиляровский попытался выхватить у близстоящего матроса винтовку, но матрос ему не дал винтовки. Тогда он дал приказ немедленно принести револьвер. В то время как раз из-за палубы выбежал Вакулинчук и обратился к матросам, стоявшим в карауле: "Товарищи караульные, не стреляйте в своих братьев, через несколько минут эти кровопийцы вас всех постреляют!" В то время Гиляровский направил пистолет на Вакулинчука и убил его. Вакулинчук покатился по трапу, но его подняли. Через несколько минут Гиляровский приказал принести брезент и накрыть им палубу, а также нас, чтобы мы своею кровью не пачкали священной палубы, где находилось Андреевское знамя. Обыкновенно, когда расстреливали, то закрывали либо брезентом, либо мешком... После вторичного приказа стрелять некоторые молодые матросы начали переходить на другую сторону... И вот, когда у нас осталась группа 30-35 человек, Гиляровский запретил переходить на другую сторону и закричал: "Мерзавцы, наконец-то мы вас поймали!" Не успел он этого сказать, как Матюшенко обратился к матросам и сказал: "Товарищи! Караульные с нами, бежим за патронами и за винтовками!" Все бросились по палубе в помещение, где находились патроны и винтовки. Там стоял часовой, но он не сопротивлялся... Командиры и офицерство вначале думали сопротивляться, но ничего не смогли сделать. Несколько офицеров бросились в воду и попытались спастись бегством, они думали доплыть до берега. Мы направили огонь по убегающим и до тех пор стреляли, пока ни одного не осталось на поверхности воды... Все это продолжалось 45 минут...
Как вы видите, это червивое мясо, которое было куплено для питания матросов, оно, по существу, послужило провокацией для того, чтобы выявить революционную группу и сорвать план восстания всего Черноморского флота.»

ЗАМЫСЕЛ

"Самым важнейшим из искусств для нас является кино", – писал Владимир Ильич Ленин. Осип Брик размышлял о знаменитой ленинской фразе: «Из всей культурной установки Ленина следует, что первой его заботой было воспитание в массах правильного реального отношения к действительности. Говоря о кинематографе, он имел в виду, что этот технический аппарат может передать в кратчайший срок и наибольшему количеству людей нужнейшие факты этой действительности. И действительно, нет другого более подходящего способа довести до сведения огромного количества людей то, что происходит в мире».
Однако подхватившие лозунг режиссеры молодого советского кино не просто отражали действительность, они вторгались в нее, давали ее революционное объяснение, пересозидали ее. Кино 20-х годов было революционным не только по отношению к недавним политическим событиям, оно представляло собой революционное о т н о ш е н и е к м и р у как основную эстетическую установку.
Сергей Эйзенштейн пришел в кино из театра «Пролеткульт», в котором был художником и режиссером. Ему казалось, что старые театральные формы непригодны для выражения нового, революционного содержания, он искал новые приемы, новые принципы, новые художественные средства. Эти поиски и привели его в кино.Эйзенштейн стремился создать совершенно новое, революционное киноискусство.
Бывший красноармеец, военный техник-строитель и художник-оформитель агитпоездов, Эйзенштейн пошел на штурм киноискусства. Буржуазный кинематограф создал "фабрику грез"? Долой! Он создаст пролетарское кино, где не будет ни сюжетного действия, ни героя-одиночки, ни сентиментальных всхлипов! Всю "эту бульварщину" заменят монтаж аттракционов, народные массы, марксистская диалектика. "Советское кино должно ... кроить кинокулаком по черепам, кроить до окончательной победы!" – – вот клич Эйзенштейна, брошенный им в середине 20-х годов.
В 1924 году на Житной улице в доме № 27 находилась "Первая кинофабрика" – бывшее и еще не переоборудованное помещение киностудии А.Ханжонкова. Сюда с плохим и длинным сценарием пришел Сергей Эйзенштейн. Ему дали две пробы (именно столько полагалось режиссеру), и обе они оказались плохими. Тогда директор фабрики написал бумагу, в которой просил дать ему третью пробу под свою личную ответственность. Это был фильм "Стачка". В ленте "Стачка" работала "железная пятерка": Штраух, Александров, Гоморов, Левшин, Антонов, которые потом стали большими актерами и режиссерами. Картина сейчас вросла в киносознание, но первоначально про "Стачку" Эйзенштейн говорил, что она вся остроугольная, противоречивая. "Стачка" получила на Западе серебряную медаль, и это в осторожно – мирном Париже, и это, несмотря на то, что "Стачка" – революционная картина.
«Броненосец Потемкин» (1925) вырос из замысла фильма о Первой русской революции «1905 год», который должен был включать в себя события от "кровавого воскресенья” 9 января, всеобщей октябрьской стачки до декабрьского восстания в Москве. По ходу дела (как из-за финансовых, так и из-за творческих соображений), сценарий сократили до бунта на Черном море.
СЦЕНАРИЙ
Сценарий к фильму был написан Агаджановой Ниной Фердинандовной (настоящая фамилия Агаджанова-Шутко). Надо сказать, что это не Эйзенштейн выбрал сценарий Агаджановой или поручил ей написать таковой, а сама Нина Агаджанова, создав к 20-летию первой русской революции сценарий фильма «1905 года», впоследствии утвержденный юбилейной комиссией ВЦИК, предложила пригласить в качестве режиссера Сергея Эйзенштейна. В этом сценарии восстание на броненосце 'Потемкин' было одним из эпизодов Сам Эйзенштейн писал о ней: «Нина Фердинандовна Агаджанова – маленького роста, голубоглазая, застенчивая и бесконечно скромная – была тем человеком, который протянул мне руку помощи в очень для меня критический момент моего творческого бытия. Ей поручили писать юбилейный сценарий о Пятом годе. К этому делу она привлекла меня и твердой рукой поставила меня на твердую почву конкретной работы, вопреки всем соблазнам полемизировать и озорной охоте драться в обстановке грозивших мне со стороны Пролеткульта неприятностей.
Нунэ, около своего маленького самовара, как-то удивительно умела собирать и наставлять на путь разума и творческого покоя бесчисленное множество ущемленных самолюбии и обижаемых судьбою людей…Достаточно известна "непонятная” история рождения "Потемкина”. История о том, как этот фильм родился из полстранички необъятного сценария "Пятый год”, который был нами
"наворочен” в совместной работе с Ниной Фердинандовной Агаджановой летом 1925 года. Иногда в закромах "творческого архива” натыкаешься на этого "гиганта” трудолюбия, с какою-то атавистическою жадностью всосавшего в свои неисчислимые страницы весь необъятный
разлив событий Пятого года. Чего-чего тут только нет! Хотя бы мимохoдом.
Хотя бы в порядке упоминания.
Хотя бы в две строки.
Глядишь и даешься диву. Как два, не лишенных сообразительности и известного профессионального навыка, человека могли хоть на мгновенье предположить, что все это можно поставить и снять! Да еще в одном фильме! А потом начинаешь смотреть на все это под другим углом зрения.И вдруг становится ясным, что "это” – совсем не сценарий. Что эта объемистая рабочая тетрадь – гигантский конспект пристальной и кропотливой работы над эпохой.
Работы по освоению характера и духа времени. Не только "набор” характерных фактов или эпизодов, но также и попытка ухватить динамический облик эпохи, ее ритмы .
«Броненосец «Потемкин» был сценарным дебютом Агаджановой, кстати, сотрудницы ЧК. В 1926 году фильм о событиях 1905 года «Красная пресня» по ее сценарию был-таки снят, но вследствие сжатых сроков постановка фильма была поручена четырем режиссерам.
Автором надписей к фильму является. Николай Асеев, русский поэт и переводчик. Вместе с Сергеем Эйзенштейном он входил в ЛЕФ – левый фронт искусств, известен он так же как умный и талантливый литературовед и критик.

РЕЖИССУРА

По всем международным опросам кинематографистов, фильм "Броненосец "Потемкин" и сегодня, спустя 75 лет после рождения, называют "фильмом всех времен и народов". А его режиссер – – Сергей Эйзенштейн – – открывает подобный список, оставляя позади Чаплина и других великих мэтров. Не найдется и пособия по истории кино, которое бы обошло молчанием этот фильм, не назвав его этапным и новаторским. Удивительно, но в нем нет привычных художественных и технических эффектов, которыми переполнены нынешние фильмы. Нет даже профессиональных актеров, более того, "звезд", без которых сегодня тоже немыслим успех картины. А фильм все же потрясает. Именно к нему можно отнести слова Мейерхольда: "Искусство одним крылом прикасается к земле, а другим – – к небу".
Многие разгадывали "загадку" этой картины. Достаточно сказать, что примерно в 100 фильмах был использован принцип знаменитой сцены "расстрела на Потемкинской лестнице", одной из самых сильных по эмоциональному воздействию в мировом кино. Рассказывают, что Сергей Эйзенштейн просто безжалостно вырезал кадры, которые, по его мнению, могли нарушить динамику сцены, и во время этой "экзекуции" некоторые ассистенты даже плакали от жалости. Анализируя успех фильма, Эйзенштейн пришел к выводу, что при помощи монтажа можно не только образно, но и логически выражать мысли, а также передавать понятия на особом кинематографическом языке. Из этих взглядов Эйзенштейна сложилась так называемая "теория интеллектуального кино", которой он заявлял, что кинематограф обладает своим специфическим языком, то есть особыми выразительными средствами, и старые художественные приемы ему не нужны.
В своей работе ”За кадром” Эйзенштейн писал: «Кинематография – это прежде всего монтаж». Монтаж для Эйзенштейна был не только кинематографическим средством, монтаж Эйзенштейн понимал гораздо шире – как принцип композиции, как "строение вещей", как творческий процесс создания образа. В обширных исследованиях о монтаже Эйзенштейн возводит это понятие до построения, композиции, структуры кинопроизведения, обусловленной не только логической связью, но и связью чувственной, эмоциональной.
Шедевром режиссерского искусства и кинематографического монтажа считается сцена на одесской лестнице, которая после фильма получила название потемкинской. "Возьмите знаменитую одесскую лестницу Эйзенштейна. Вы все видели ее на экране, не думаю, чтобы все вы были в Одессе, кто был – тот подтвердит, что это очень маленькая лестница. Когда я первый раз посмотрел, я ахнул от того, как она мала. По этой лесенке, при первом залпе, толпа экспансивных одесситов должна была слететь вниз самое большее за 10 секунд, и вы, побежав вместе с ней, через 5-6 метров оказались бы перед пустой лестницей и делать там вам было бы нечего. Одна пара глаз, одна движущаяся камера – одни ноги в реальное время могут на протяжении 6 метров эффектно пробежать – и только.
Что сделал Эйзенштейн? Снимая ее короткофокусной оптикой в двадцати разнообразных ракурсах – сверху вниз, снизу вверх, слева направо, во всех диагоналях, он разложил этот момент, эти 15 секунд бегущей толпы и солдат на отдельные элементы, происходящие одновременно. Из этих элементов он вам собрал новое зрелище. То есть сначала он шел аналитическим путем, а затем синтезировал на монтажном столе совершенно новое событие, оказавшись при этом хозяином времени. Он мог длить этот расстрел, если бы было нужно, хоть пять частей, потому что нет границ возможности растяжки времени при монтажном способе кинематографа."

АКТЕРЫ И ГЕРОИ

Фильм Эйзенштейна закончился весьма благополучно, однако в реальности судьба мятежного броненосца и его экипажа была более трагической. Известно, что значительная часть команды вернулась в Россию только после Февральской революции. Те, кто вернулся раньше, были арестованы и осуждены. Весьма печально сложилась судьба одного из матросов «Потемкина» Виденмеера В.А., арестованного в 1940 году за провокаторскую деятельность на броненосце во время мятежа.
Кинематографических актеров в картине почти нет (в фильме снимались непрофессионалы и актеры «Пролеткульта»), нет и больших индивидуальных образов. Главные герои – это массы, будь то массы революционных матросов или митинговые толпы на одесской лестнице. Но эти герои не выглядят безликим скоплением людей. По мнению критиков Эйзенштейн создавал "типажи” из обычных горожан, пришедших по объявлению в газете. Пользуясь методом "беспереходной игры”, режиссер фиксировал на пленке проявления отдельных переживаний персонажа, скажем, матери убитого солдатами ребенка, не позволяя этим переживаниям переходить из одного в другое, развиваться. За счет этого индивидуальность героя стиралась, но оставалась общая характеристика события и массы.

ЗРИТЕЛИ

Слава пришла к Эйзенштейну после просмотра этого фильма в Большом театре. Слава вспыхивала овациями после просмотра. Лента была смонтирована только – только. Когда просмотр подходил к концу, Эйзенштейн вспомнил, что последний кусок не приклеен, только приложен и так и пошел в коробку. Чем больше гремел зал, тем больше волновался Эйзенштейн: вот сейчас будет обрыв, застучат люди ногами, сломается накал участия в картине. Но обрыва не произошло: несклеенный кусок прошел как склеенный. Случилось как будто чудо: то ли Сергей Михайлович неверно вспомнил, то ли разогрелась пленка, и прикипел кусочек ленты к другому куску. Все кончилось бурными овациями. Официальный просмотр в Большом театре прошел в конце декабря 1925 г. 1926 год. Состоялась премьера фильма "Броненосец Потемкин" на Арбате в кинотеатре "Художественный". Во всю ширину его одноэтажного фасада стоял декоративно построенный макет знаменитого броненосца. Персонал кинотеатра был одет в матросские костюмы. Просмотр ленты тогда сопровождался шепотом чтения подписей ( ведь кино было немое ). Люди забывали про соседей и читали надписи все громче и громче. Так к Эйзенштейну пришла слава. Он жил в это время в доме на Чистых прудах в одной комнате с семейным Максимом Штраухом. Домовый комитет этого дома, побывав на премьере в кинотеатре "Художественный", собрал жильцов и присудил Сергею Михайловичу отдельную комнату, произведя добровольное переселение.
Иванов М. «У меня лично после просмотра сложилось впечатление, что я побывал там и тогда, воспользовавшись машиной времени. Посмотреть этот фильм следует всем, кто любит и уважает киноискусство»

5 ИНТЕРЕСНЫХ ФАКТОВ 

В 1925 году цветного кинематографа еще не было, тем не менее, зрители смогли увидеть на броненосце гордо реющий красный флаг. Этот флаг был самолично раскрашен Эйзенштейном.

В 1926 году фильм был признан лучшим по признанию Американской Киноакадемии.

«Броненосец Потемкин» – первый в числе 12-ти лучших фильмов всех времен и народов по результатам международного опроса критиков в Брюсселе в 1958 году (110 голосов из 117), "один из лучших" – в 1954 году.

Вторым режиссером Эйзенштейна в фильме был впоследствии знаменитейший мэтр отечественной комедии Григорий Александров, снявший такие фильмы, как «Цирк», «Волга-Волга» и др.

В 1998 году, объявленном ЮНЕСКО годом Эйзенштейна, ни один российский канал так и не показал ни одного фильма Эйзенштейна

ЭПИЛОГ

В российском инете можно намного чаще встретить публикации о латентном гомосексуализме Сергея Эйзенштейна, нежели о его вкладе в мировой кинематограф. Официальной или неофициальной страницы лучшего фильма всех времен и народов я не нашла, равно как и более-менее подробного анализа фильма, принесшего славу советскому и российскому кинематографу. Зато в связи с визитом Лени Рифеншталь появилось много статей, в которых проводится параллель между «гениями пропаганды» Рифеншталь и Эйзенштейном.
Эйзенштейн на самом деле был искренне увлечен романтикой революции, и в 1927 году снял еще один шедевр кинематографии «Октябрь», посвященный сами понимаете чему. Известно также, что его обращения к современности («Бежин луг») и более отдаленному историческому периоду («Иван Грозный») потерпели неудачу – они были запрещены в свое время и так и не оценены критиками в наши дни.
Своеобразную дань памяти гениальному режиссеру отдали, как водится, иностранцы. Над созданием фильма об Эйзенштейне "Furnace", (в русском переводе «Топка») трудится интернациональная съемочная бригада, возглавляемая режиссером Рени Бартлетом. В составе группы можно встретить англичан, австралийцев, канадцев, французов, россиян и украинцев.
– История Сергея Эйзенштейна, – рассказывал Рени Бартлет, – это история человека, вскормленного властью и затем безжалостно раздавленного ею. История человека неординарного, глубокого и ранимого… Это своего рода история Икара, взлетевшего к солнцу, но обжегшего себе крылья и разбившегося об острые углы кремлевских звезд.


Категория: Мои статьи | Добавил: rjandron (18.02.2013)
Просмотров: 989 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Приветствую Вас, Гость!
Среда, 21.02.2018